Германское кораблестроение испытывает упадок

фрегат Регресс мировой торговли привел к уменьшению океанских перевозки грузов и спросу на свежие корабли.

Однако проблемы германских корабелов объясняются не только лишь такими беспристрастными основаниями.

У верфи P+С из Штральзунда на варяжском побережье ГДР нет дефекта в заказах. В перечнях — 4 парома, 5 ледоколов и плавающий крамбол. Однако сойдут ли когда-нибудь эти трибунала со стапелей, неясно. Верфь, имеющая производственные производительности и в самом Штральзунде и в Вольгасте, — банкрот. В середине сентября руководство компании дало ходатайство об изобретении состязательного изготовления.

Если пробежаться по территории верфи в Штральзунде, то изначально представляется, как будто все в порядке. Между цехами снуют действующие в золотых касках и голубых фирменных спецовках. Правда, из-за открывшейся операции разорения часть штата обязана гулять скопившиеся сверхурочные часы. Денежных средств на их плату у верфи нет, за сентябрь с ними расплатились с помощью средств, данных биржей труда.

Все завязано на верфь

Через руки Марио Рассера (Mario Rasser) проходят чуть ли не все компоненты строящихся судов. На верфи работали и его отец, и дедушка. Ничего особого, объясняет 26-летний кораблестроитель, такая традиция, и весь Штральзунд в любом случае завязан на верфь. Рассер действует в участке автотранспорта и логистики, наблюдает за тем, чтобы любой приобретал все нужное для работы, при этом в необходимое время и в правильном месте.

Оба парома — «Берлин» и «Копенгаген» — стоят еще недостроенные у пирса. Заказавшая их пароходная организация Scandlines намеревалась использовать эти паромы на маршруте между германским Ростоком и Гедзером в Дании еще в самом начале прошлого лета. Задержки при сооружении судов привели к денежным трудностям верфи P+С, логичным последствием которых стало разорение.

Неприятность не в людях

Экономические затруднения верфь P+С начала чувствовать несколько месяцев назад. При этом неприятности — в первую очередь домашние.

Чересчур длительное время верфь делала ставку на традиционные контейнеровозы, а потом, опрометью голову, переориентировалась на строительство судов особого предназначения. В начале мая 2014 г государственные и земельные власти договорились отметить федеральные дотации на платформу модернизации производственных мощностей. Когда, но, было обнародовано, что данная платформа обойдется по более высокой цене начальной сметы, выплаты гарантированной помощи размером 152 млн euro были остановлены.

«Они могут создавать все трибунала, неприятность не в людях», — полагает Гидо Фрёшке (Guido Fr?schke) из профсоюза IG Metall K?ste. Он — представитель рабочих верфи в состязательной комиссии. Не так давно за секретными дверями тут обсуждали ход операции разорения и распределялись понятиями о возможных инвесторах. Попутно и заемщики — клиенты, банки, субподрядчики, казначеи государственной земли Мекленбург — Ведущая Померания объявили собственные экономические жалобы к верфи.

Действующие также планируют иметь право голоса в избрании нового владельца предприятия. Основное, чтобы замена владельца не происходила за их счет. Со слов Фрёшке, в заключительные 3 года они и без того во имя сбережения рабочих мест и возможностей приносили в жертву рождественскими премиями, отпускными пособиями и половиной обсужденной набавки к получкам.

Однако легкое решение невозможно. Кругооборот кораблестроения в Мекленбурге — Ведущей Померании с 2008 до 2010 года снизился в два раза, как следствие снизилось и количество занятых в данной области. Регресс мировой торговли прямо воздействует на океанских перевозках груза, объясняет Бьерн Свинарски (Bj?rn Swinarski) из Торгово-Промышленной палаты в Ростоке. По его данным, в данной государственной земле в кораблестроении еще занято 12 миллионов человек. 10 лет тому назад их было 40 миллионов. Несмотря на то что с течением времени кругооборот в изготовлении еды на северо-западе Германии стал больше, чем в кораблестроении, оно еще остается тут в каком-то смысле «системообразующей» сектором экономики экономики. «С одной стороны, — сообщил Свинарски, — это значит, что кораблестроение в данной государственной земле основательно установилось, а с иной, — продолжает придавать существенный вклад в изготовление регионального ВВП».

Без помощи страны

Такие слова — крем на душу корабелов в Вольгасте и Штральзунде. И не только лишь для них. На мель дерзает присесть целая область германской экономики. Из-за регресса мировой торговли сформировались огромные избытки мощностей по транспортировке продукции океанским маршрутом, что привело к понижению расценок на подобного рода услуги. Банки к тому же прекращают ассигновать кораблестроение, у пароходных организаций не хватает денежных средств на вложения, сокращается спрос на свежие корабли, ликвидируются раздаренные верфям заявки.

А германские верфи и без того располагаются в условиях твердой конкуренции с азиатскими, принимающими великодушные федеральные дотации. На помощь же от правительства ГДР германские корабелы рассчитывать не в состоянии. Государственное министерство экономики ни о какой федеральной платформе содействия российскому кораблестроению и знать не желает.

И все-таки назло повседневным воззрениям о грядущем «умирании верфей» и «упадке германского кораблестроения» Марио Рассер верит в будущее. «Побережье, — говорит он, — нельзя представить себе без верфей, без кораблей и без людей, которые их строят».

Ресурс: Русская работа DW

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *